Он был из тех, кто близко к сердцу принял повеление: «Идите до края земли…»

джадсон

«Кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мтф. 10.38)

Люди признаются в любви и делают предложение руки и сердца по-разному. Кто-то заверяет в вечной любви, кто-то обещает всегда заботится, кто-то – никогда не обижать…

Решив женится, молодой американец Адонирам Джадсон (1788—1850), мечтавший проповедовать евангелие язычникам, спрашивал у отца невесты: «Согласны ли Вы никогда больше не видеть свою дочь, согласны на ее отъезд в языческие страны, где она столкнется с трудностями миссионерской жизни? Не смутит ли Вас то, что она подвергнется опасностям в океане, столкнется с неблагоприятным для здоровья южным климатом, со всякого рода нуждой и печалью, унижениями, оскорблениями, преследованиями и, возможно, насильственной смертью?»

Как ни странно, отец невесты был согласен. И невеста, после некоторых раздумий, взвешивая глубину своих чувств и искренность желания отозваться на призвание Божье, ответила «Да!»

Ей было 20 лет. Ее звали Энн. Шел 1812 год. Следующие 15 лет жизни она провела в Бирме, незнакомой и непонятной стране, встречая радости и неудачи служения плечом к плечу с любимым мужем, потеряла там один за одним троих маленьких детей, здоровье и в конце концов жизнь. Но приобрела у Господа гораздо большее.

Адонирам Джадсон отдал служению в Бирме всю жизнь. Он был первым американским миссионером, уехавшим благовествовать так далеко от родины, первым, принявшим так близко к сердцу повеление: «Идите до края земли и научите все народы».

Бирма была страной, не желающей и слышать о Христе. Нищета простых людей, которые считались рабами короля, «властелина жизни» и богатство буддистских храмов поражали миссионера. Десять лет он вместе с женой прожил в бирманской хижине вблизи роскошного храма, сияющего золотыми шпилями, незыблемость сооружений которого, как и нежелание прийти к истине бирманского народа, казались неразрушимыми. «Но этот храм, как и сам буддизм, — утешали себя миссионеры,  — всего лишь пустая скорлупа. Снаружи он привлекателен, но в нем нет жизни. Он так же пуст, как морские ракушки на берегу. А наш Бог живой!»

Действительно, только Живой Бог мог быть поддержкой и утешением в тех трудностях, которые довелось пережить его слугам в Бирме. Годы ушли на то, чтобы освоить незнакомый язык и сделать перевод Евангелия, еще несколько лет- на то, чтобы донести смысл вести о Христе хотя бы нескольким людям в условиях, где за интерес к таким «странным» вещам могли убить без суда и следствия.

Mr Judson and Mr Colman before the Emperor at the Hall of Audience, RangoonПонимая, как сильно страх перед запрещенной религией мешает Благой Вести, рискуя жизнью, Джадсон добился аудиенции у короля Бирмы, пытаясь показать ему, что в учении, которое он привез, нет никакой опасности для его народа. Ничего не добившись и еле оставшись в живых, миссионер не сдался, и вопреки рекомендациям придворных, не только не покинул страну, но и с новыми силами приступил к работе.

1824 году развязалась англо-бирманская война, и Джадсон был арестован, обвинен в шпионаже и брошен в тюрьму, где в нечеловеческих условиях провел два года. Чудом его освободили, так как королю понадобился переводчик для переговоров о перемирии. Самоотверженно и вопреки полному истощению миссионер переводил послание за посланием, пока стороны не пришли к соглашению и война не прекратилась.

В знак благодарности за труд и честность чужестранца, король предложил ему просить чего-угодно. Джадсон попросил разрешения проповедовать учение о Христе. Король согласился, и это была первая победа христианства в языческой Бирме.

После окончания войны миссионеры с новым рвением принялись за работу. Вернувшись в свой дом они застали там одни руины. Все было разграблено, а сад зарос сорняками и только кое-где встречались знакомые растения, которые продолжали расти, несмотря на заглушавшие их сорняки.

— Это хорошее предзнаменование, — сказал Дон. — Так же и семя истины, заглушаемое предрассудками и страхом, все равно прорастет. Сквозь толщу препятствий оно пробьется к свету. Слово Божие восторжествует!

Спустя короткое время умерли жена Джадсона Энн и их двухмесячная малышка Мария. Миссионер сильно скорбел, оставил свою хижину и ушел в джунгли, выкопал себе яму и ожидал смерти. И действительно только Живой Господь мог дать его сердцу исцеление и утешение, в котором он так отчаянно нуждался.

Judson

На фото: так выглядит текст Священного Писания, переведенный Джадсоном на бирманский язык

Он нашел в себе силы вернуться к людям, работать дальше над переводом Библии, поддерживать новоприбывших миссионеров и наставлять уверовавших язычников. Господь дал ему в помощницы вдову миссионера, отважно решившую остаться в Бирме, Сару, и пятерых детей.

За три десятилетия работы Джадсона в Бирме было организовано шестьдесят три церкви под попечением ста шестидесяти трех миссионеров и помощников, было крещено более семисот новообращенных.

История жизни Джадсона, как и многих других миссионеров – это рассказ о том, как трудна доля миссионера и его семьи. Но это и свидетельство великой силы Господней, приводящей во свету любви Божьей тех, кто жил в страхе и мраке.

Яна Синюк, по материалам книги «Во дворцах и тюрьмах»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *